Посвящение Вальтера Кальтенбаха - Страница 2 - Старая добрая Англия: Marauders FRPG
Форум    Участники     Активные темы     Регистрация     Войти



Страница 2 из 3«123»
Старая добрая Англия: Marauders FRPG » Дурмстранг » Актовый зал » Посвящение Вальтера Кальтенбаха (1 сентября 1965 года)
Посвящение Вальтера Кальтенбаха
Марек_ГржимайлоДата: Пн., 13.07.2009, 08:11 | Сообщение # 16


Помощник директора

Ольха, зуб дипсы, 5,5 вершков
Спасибо: 99
Подарки: 9
Огненное кольцо вокруг алтаря стало выше, светлее, напитываясь ярким белым светом. Гржимайло вдохнул полные лёгкие воздуха – остро-свежего, прохладного, как будто здесь, над алтарём, только что прошла гроза. Покалывало кончики пальцев. Гржимайло положил ладонь на растрепавшиеся волосы мальчишки. Точно раньше он смотрел на ребёнка через мутное стекло, а сейчас это стекло было очищено. Новый ученик.
Высветленный соединённым светом огня и солнца, Вальтер сейчас был виден ему ясно-ясно, почти прозрачным.
- Если ты будешь хорошо учиться, мы вернём тебя родителям могучим магом, - негромко ответил он Вальтеру и, показав белые зубы, подхватив мальчика подмышки, легко перехватил второй рукой.
- Да примет Институт Дурмстранг эту жизнь, - звучно произнёс Гржимайло, держа ребёнка на вытянутых руках, высоко над алтарём. – Пусть это дитя умрёт.
И он бережно опустли Вальтера на алтарь, в плоское углубление в центре валуна.




Встань, и протяни бокал, и стань адептом на пороге
тайн, и в матовом бокале отразятся боги; и бесстрастье —
слово не для вин, а страсть — не слово для веселья.
мастер винограда солнце растворит во тьме.
Так родится Вино.
Walter_KaltenbachДата: Пн., 13.07.2009, 08:40 | Сообщение # 17


Ученик. Класс "Аз"

Каучук, перо Гамаюна,5 вершков
Спасибо: 100
Подарки: 21
Вальтерхену никогда не нравилось, когда его держали на вытянутых руках. Даже когда папа подбрасывал его в воздух и ловил. Не то, что мальчик сомневался, что отец его не уронит, но тем не менее, предпочитал он под ногами твёрдый пол.
Вернуться к родителям могучим магом было самым заманчивым из всего, что папа с мамой уже рассказали Вальтеру о Дурмстранге. Вальтерхен растерянно моргнул, услышав, что сказал учитель потом, потряс головой, решив, что тот ошибся. Всё-таки этот взрослый так плохо говорил по-немецки...
Но когда мальчик ощутил под каблуками твёрдую поверхность каменного валуна, он вдруг вспомнил, как прядь его волос уже исчезла, принятая камнем. А ведь это означало то, что того, чью частицу уже приняла магия, принесут в жертву!
- Я не хочу! Я не хочу умирать! Мама!
Вальтерхен попробовал вывернуться из крепких рук, но взрослый без особого труда удержал его в каменной впадине, прижимая спиной к холодному жёсткому алтарю. А мама... её даже не разглядеть было за поднявшейся стеной огня.
Да и не было у него больше мамы.
Мальчик изо всех сил вцепился в руки учителя, отталкивая их подальше от себя хотя бы ещё на немножко, на пару секундочек.
- Мне будет очень больно?- быстро-быстро, чтобы успеть услышать ответ, спросил Вальтер, широко распахнувшимися глазами следя за выражением на лице взрослого.- Я быстро умру?
Марек_ГржимайлоДата: Пн., 13.07.2009, 10:28 | Сообщение # 18


Помощник директора

Ольха, зуб дипсы, 5,5 вершков
Спасибо: 99
Подарки: 9
Краснощёкое лицо Гржимайло оставалось бесстрастным: считалось, что страх ребёнка способствует успеху ритуала.Поэтому поляк, не ответив ни слова, лишь прижал Вальтер к камню жёсткой ладонью и побыстрее протянул другую руку к изголовью. Не глядя, Гржимайло подхватил что-то маленькое - под пальцами проскочили кусачие искры, по руке начало подниматься оцепенение – и, ловко приподняв мальчишку, быстро сунул это что-то под его спину, между лопаток.
В магическом круге уже ощутимо похолодало. Ощущая, как подрагивает воздух у лица, мужчина удерживал ребёнка двумя руками и внимательно следил за ним: вот-вот оцепенение должно было охватить и мальчишку.




Встань, и протяни бокал, и стань адептом на пороге
тайн, и в матовом бокале отразятся боги; и бесстрастье —
слово не для вин, а страсть — не слово для веселья.
мастер винограда солнце растворит во тьме.
Так родится Вино.
Walter_KaltenbachДата: Пн., 13.07.2009, 11:42 | Сообщение # 19


Ученик. Класс "Аз"

Каучук, перо Гамаюна,5 вершков
Спасибо: 100
Подарки: 21
-Ай... мамочка!
Смерть впилась между лопаток раскалённым углём. Что это было? Удар тем ножом, на котором ещё оставалась кровь отца? Крохотная точка стремительно расползалась жаром по спине, вгрызалась в кости, пульсировала кипящей кровью.
-Больно! Больно! Помогите!
В ушах скрежетом гвоздя по стеклу царапнул собственный голос. Вальтерхен не узнал его и не смог разобрать собственных слов. Жар плескался, бурлил в нём от затылка до пяток, выпивал тепло из окружающего воздуха. Казалось, даже ритуальный камень вот-вот покроется инеем. У мальчика застучали зубы - таким ледяным стал воздух, касавшейся кожи, под которой скрывалась кипящая смерть. Лёд постепенно впитывался кожей, поднимался от пальцев ног вверх, к сердцу.
Когда он коснётся сердца, я умру,- понял Вальтер, но не заплакал, потому что все желания - даже слёзы - куда-то пропали. Наверное, вымерзли.
- Мне холодно,- прошептал он, разглядывая, как собственные пальцы негнущимися льдинками соскальзывают с рук взрослого, и очень удивился, когда не услышал их глухой стук об поверхность алтаря.
Это не было жалобой. Вальтерхен и не думал, что взрослый, который убивал его, станет согревать цепенеющее тело. Но он хотел рассказать, как чувствуется смерть, чтобы учитель теперь знал и смог ответить, когда его спросят ещё раз.
- Сначала было очень горячо, а сейчас холодно,- уточнил он, с трудом пошевелив замёрзшими губами. Голову тоже забил лёд, он мешал думать, слышать и говорить. Поэтому Вальтер замолчал, ожидая, когда лёд подберётся к сердцу.
Марек_ГржимайлоДата: Вт., 14.07.2009, 12:13 | Сообщение # 20


Помощник директора

Ольха, зуб дипсы, 5,5 вершков
Спасибо: 99
Подарки: 9
Пятачок внутри волшебного круга был налит магией, как миска водой, от концентрации колдовской силы волосы на загривке вставали дыбом, болезненно напрягалась кожа на лице. В такие минуты Гржимайло становился холоден, точен и зол. Сейчас его водянисты глаза следили за мальчиком: напрягшийся было ребёнок обмяк, уронил руки, горячечная краска схлынула с лица и плеч, жар сменился холодом. Поляк потянулся к каменной чаше, стоящей в изголовье ребёнка, обмакнул пальцы в подзагустевшую кровь Фридриха Кальтенбаха.
- Смерть, - тяжело уронил Гржимайло вслух и стремительно и чётко вывел первую руну на животе мальчика. Кожа была холодной и податливой; каждая багряная линия ложилась на неё каллиграфически точно и уверенно, так и только так, как это было надо. Гржимайло чертил и чертил, и когда последняя руна надписи легла напротив сердца Вальтера Кальтенбаха, ребёнок стал совершенно твёрдым, как мрамор, только глаза оставались живыми.
- Смерть! - повторил Гржимайло громче. Окровавленной рукой он обхватил рукоять атама, высоко занёс нож над мальчиком и, резко опустив, быстро провёл остриём поперёк нежного детского горла, касаясь, но не надавливая.
Гржимайло не успел оторвать атама от ребёнка, когда валун длинно содрогнулся. Каждый раз в эти минуты поляк не мог отделаться от ощущения, что сейчас алтарь треснет пополам.
Багряные линии дрогнули, вспузырились на коже, расплылись, складываясь в новую надпись, такую же чёткую и ясную. Кожа на животе и груди порозовела, как будто мальчик только что вышёл из бани; здоровое ясное сияние растеклось по детскому телу в разные стороны.
- Жизнь, - провозгласил Гржимайло с неожиданной басовитостью, так же веско, но без тяжести. В голосе угадывалось скрытое облегчение и удовлетворение.




Встань, и протяни бокал, и стань адептом на пороге
тайн, и в матовом бокале отразятся боги; и бесстрастье —
слово не для вин, а страсть — не слово для веселья.
мастер винограда солнце растворит во тьме.
Так родится Вино.
Walter_KaltenbachДата: Вт., 14.07.2009, 13:53 | Сообщение # 21


Ученик. Класс "Аз"

Каучук, перо Гамаюна,5 вершков
Спасибо: 100
Подарки: 21
Сердце покрывалось коркой льда, а он всё ещё не умирал. Взрослый касался его запястий, плеч, живота, груди, и даже перед смертью липкие прикосновения холодных рук вызывали омерзение и брезгливость. Взгляд голубых глаз выхватил окровавленные руки, занесённый нож, и даже Вальтерхену стало ясно, что сейчас его убьют.
Нет!
Нож метнулся вниз, острое отточенное лезвие коснулось горла, в глазах потемнело, и мальчик полетел в содрогавшуюся под ним чёрную бесконечную бездну.
Бездна была живая. Вальтер понял это, ощущая на своём лице её дыхание. Казалось тьма наблюдает за ним - но не взглядом пары глаз, как человек, а каждый её выдох, упруго обдававший лицо, изучающе всматривался в мальчика. За выдохом следовал тягучий, рокочущий вдох, который словно снимал с Вальтера слой за слоем. Вальтерхен чувствовал, как становится меньше, растворяется в бездонной живой тьме. Когда мальчика осталось совсем немного, рокот дыхания стал более отчётливым.
Ты мой... Мой..!
И в тот же миг Вальтер камешком полетел вниз - быстрее, быстрее. Огромные жернова приняли в себя крохотную песчинку, перемалывая её, и мальчик почувствовал, как его кости рассыпаются в пыль, и сам он перестаёт существовать.
- Я ваш! Ваш!- отчаянно закричал Вальтерхен, каким-то внутренним чутьём понимая, что признание может спасти ему жизнь.- Не надо убивать! Не надо!
Глубокое могучее дыхание бездны втянуло в себя размолотые пылинки, и больше Вальтера не было вне её, он пронизывал всю тьму и был везде, и был бездной, а потом мрак содрогнулся, и с очередным выдохом исторгло мальчика из себя. И тьма отступила, пульсируя за спиной, а Вальтерхена уже вовсю заливал тёплый солнечный свет, ещё ярче и ласковее, чем обычно.
Только бездонная тьма так и жила теперь в нём, дыханием пульсируя между лопатками. Вальтер попробовал приподняться, и движения ему давались легче и яснее, чем после кошмарного сна.
Он огляделся и совсем рядом с собой увидел учителя.
- Это был... Дурмстранг?- спросил мальчик шёпотом, чтобы его услышал только тот, кому предназначался вопрос.
Марек_ГржимайлоДата: Срд., 15.07.2009, 12:37 | Сообщение # 22


Помощник директора

Ольха, зуб дипсы, 5,5 вершков
Спасибо: 99
Подарки: 9
…Валун содрогнулся, и пламя вокруг алтаря, последний раз пыхнув, опало, почти исчезло, стелилось вновь у самого пола. Рукавом белой тоги утерев лоб, на котором выступили крупные прозрачные капли, Гржимайло придушенно цыкнул на мальчишку, не желая попусту тревожить ту могучую силу, что – суеверно опасался он – могла сейчас их слышать.
Поляк подхватил дитя подмышкам и снял с алтаря; когда ноги Вальтера коснулись пола, взрослый продолжал придерживать его - явно проверяя, насколько хорошо мальчик держится на ногах.
– Теперь ты один из нас. Не холодно больше? – усмехаясь, спросил Гржимайло. Длинный тонкогубый рот извивался, отдалённого напоминая какое-то вводное животное. На родителей, стоящих за пределами круга, помощник директора не обращал внимания, будто их там попросту не было.
Он протянул руку к алтарю и подхватил нечто, - то, что лежало под Вальтером; камешек, круглый и плоский, мелкая речная галька.
- Посмотри сюда, - велел Гржимайло. – Сейчас я надену это тебе на шею. Ты никогда не должен снимать этот оберег – ни днём, ни ночью. Если оберег становится тяжёлым, это значит, что рядом с тобой много тёмной магии – слишком много для твоего возраста и умения. Тебе нужно развернуться и уйти как можно дальше.




Встань, и протяни бокал, и стань адептом на пороге
тайн, и в матовом бокале отразятся боги; и бесстрастье —
слово не для вин, а страсть — не слово для веселья.
мастер винограда солнце растворит во тьме.
Так родится Вино.


Сообщение отредактировал Марек_Гржимайло - Срд., 15.07.2009, 13:19
Walter_KaltenbachДата: Срд., 15.07.2009, 14:11 | Сообщение # 23


Ученик. Класс "Аз"

Каучук, перо Гамаюна,5 вершков
Спасибо: 100
Подарки: 21
Вальтерхен удивился резкому возгласу, но замолчал. Помощник директора неожиданно подхватил мальчика снова, и Вальтер тихонько ойкнул, испугавшись, что сейчас учитель будет убивать его ещё раз. Но тот только поставил его на пол, и маленький Кальтенбах с облегчением выдохнул и осторожно улыбнулся.
- Не холодно,- шёпотом ответил он и решился взглянуть в лицо взрослому.- Всё ведь закончилось, правда?
Вальтерхену очень не хотелось думать о том, что произошло, потому что это было чересчур страшно, и он только послушно подставил шею, с интересом разглядывая гладкий белый камешек.
- Я не буду снимать,- легко согласился мальчик.- А он очень тяжёлым становится?
Марек_ГржимайлоДата: Чт., 16.07.2009, 09:06 | Сообщение # 24


Помощник директора

Ольха, зуб дипсы, 5,5 вершков
Спасибо: 99
Подарки: 9
- Не всё, - ответил взрослый, накинул светлый плетёный шнур на хрупкую детскую шею, задев по пути уши и растрепав волосы и начал суховато, но чётко:
- Тяжесть оберега зависит от того, как велика опасность. Институт Дурмстранг обучает обращению с тёмной магией. При малейшей оплошности её мощь пожирает мага также легко, как огонь бумагу. Поэтому первое, чему Институт Дурмстранг учит ребёнка – строгой дисциплине: только строжайшее соблюдение всех предписаний может уберечь тёмного мага от опасностей нашего искусства.
Гржимайло, до того смотревший на Вальтера вообще, сосредоточил взгляд цепкий и тяжёлых на глазах мальчишки, проверяя, насколько внимательно тот слушает.
- В Институте Дурмстранг есть места, где сила тёмной магии может убить или покалечить неумелого колдуна. Мы оставляем их доступными всем: если у ученика не хватает ума следовать указаниям оберега, - длинным пальцем Гржимайло указал на камень на груди Вальтерхена, - то программа Дурмстранга не для него.
Поляк гадко засмеялся и продолжил, подхихикивая и снова тыкая пальцем Вальтеру в грудь. – Тогда мы отправляем мёртвое тело обратно родителям. Так что внимательно прислушивайся к оберегу.
Оставалась последняя часть речи. Гржимайло оборвал смех; теперь его голос звучал торжественно и басовито:
- Мы будем обучать тебя могучему, опасному искусству. Институт потребует от тебя беспрекословного послушания – ибо от послушания будет зависеть твоя жизнь. Поэтому и наказания будут суровыми. Первоклассникам даётся одна неделя без физических наказаний. До следующей среды, - уточнил Гржимайло. - Уроки ведутся на русском языке. Учёба здесь тяжела, придётся трудиться на пределе возможностей – тёмная магия не прощает небрежности и лени. Но зато, когда мы проведём тебя через все трудности и опасности, ты станешь могущственным тёмным магом с огромными возможностями.
Поляк сделал едва заметную паузу и вопросил так же торжественно:
- Клянёшься ли ты, Вальтер Кальтенбах, следовать всем правилам Института Дурмстранг и хранить верность Институту?




Встань, и протяни бокал, и стань адептом на пороге
тайн, и в матовом бокале отразятся боги; и бесстрастье —
слово не для вин, а страсть — не слово для веселья.
мастер винограда солнце растворит во тьме.
Так родится Вино.
Walter_KaltenbachДата: Чт., 16.07.2009, 09:40 | Сообщение # 25


Ученик. Класс "Аз"

Каучук, перо Гамаюна,5 вершков
Спасибо: 100
Подарки: 21
С непривычки шею шекотало гладким шёлковым шнуром. Оберег лёг на грудь, и Вальтеру показалось, что неприятное ощущение между лопатками стихло, зато то же пульсирование тёмной бездны теперь отзывалось в такт биения сердца. Мальчик слушал слова заместителя директора очень внимательно, и на слове "убить" улыбка окончательно пропала с его лица, а голубые глаза потемнели, словно Вальтерхен стал теперь намного старше.
- Физических?- наморщив лоб, повторил он, стараясь понять, о чём говорит взрослый.
Что такое наказание, Вальтерхен, конечно, знал. Когда ему случалось толкнуть Эгесбургу или отобрать у неё игрушку, которая была нужна прямо сейчас, родители очень сурово на него смотрели и велели ему подняться в свою спальню и подумать, что он сделал неправильно. Мальчик вздохнул. Надо будет слушаться.
- Клянусь,- сказал он тихонько.- Я буду слушаться и стараться учиться... и трудиться.
Марек_ГржимайлоДата: Чт., 16.07.2009, 10:21 | Сообщение # 26


Помощник директора

Ольха, зуб дипсы, 5,5 вершков
Спасибо: 99
Подарки: 9
Гржимайло удовлетворённо покивал, оглаживая усы движением, явно предполагающим, что совсем недавно усы эти были значительно длиннее.
- Вот твой наставник, - сказал он, поворачивая Вальтера за плечи. Напротив мальчика, внутри магического круга стоял мужчина в такой же белой тоге, как Гржимайло, с вышитыми ярко-красной нитью петухами и конскими головами у ворота и рукавов. Наставник протянул руки – у него был такие же длинные отполированные ногти, как у директора Телльхайма – и положил их Вальтеру на плечи, как бы принимая из рук в руки у Гржимайло. Ногти не задели детской кожи.
- Вальтер Кальтенбах, я, Рихард Штейнерт, отныне беру тебя под своё покровительство и клянусь, что сделаю всё, что от меня зависит, чтобы вырастить из тебя квалифицированного мага. – Он внимательно глянул на мальчика несколько меланхоличными глазами навыкате и трижды чуть прикоснулся сухими губами к детским щекам, скрепляя клятву.
Магический огонь вокруг алтаря выбросил несколько последних языков и погас.
- Поди к матушке, оденься и попрощайся, - мерным голосом велел наставник. – Потом я отведу тебя на урок.




Встань, и протяни бокал, и стань адептом на пороге
тайн, и в матовом бокале отразятся боги; и бесстрастье —
слово не для вин, а страсть — не слово для веселья.
мастер винограда солнце растворит во тьме.
Так родится Вино.
Walter_KaltenbachДата: Чт., 16.07.2009, 11:25 | Сообщение # 27


Ученик. Класс "Аз"

Каучук, перо Гамаюна,5 вершков
Спасибо: 100
Подарки: 21
Вальтерхен поёжился. Усы герра Штейнерта неприятно кололи щёки и совсем не походили на мягкие папины. Но выбирать было не из чего, поэтому мальчик не шевелился и, вспомнив указания директора, прижал руки к бокам. Он смотрел на своего наставника и только услышав упоминание о маме, встрепенулся и огляделся. Огня уже не было, и папу и маму было очень хорошо видно. У мамы в руках была его рубашка с пояском, а папа крепко-крепко стискивал что-то в кулаке, так, что даже костяшки пальцев побелели, и лицо его было напряжённое и немножко чужое.
- Я быстро,- пробормотал Вальтерхен и бегом бросился к родителям. Каблук сапога попал в белый каменный желобок, и мальчик споткнулся и только чудом не потеряв равновесие, обхватил маму и папу, на сколько хватило ручонок, и тесно прижался.
- Поздравляю тебя, Вальтер,- сказал папа негромко, наклонившись к сыну и приглаживая растрепавшиеся светлые волосы.- Учись хорошенько, не скучай, а в воскресенье мы с мамой к тебе приедем.
Sieghild_KaltenbachДата: Пт., 17.07.2009, 01:45 | Сообщение # 28


Жена и мать
Спасибо: 10
Подарки: 3
Магический огонь погас, и точно пали невидимые узы – стало наконец возможно вдохнуть полной грудью, исчезла та неслышная музыка, что будто бы диктовала единый рисунок движений тем, кто стоял вне круга и тем, кто был в нём.
И солнечный свет опять стал золотым и ярким.
Она склонилась навстречу Вальтерхену, обняла так же отчаянно, бестолково, как он – родителей.
- Сердечко моё, любимый мальчик, всё хорошо, всё уже хорошо, - тихонько лепетала она сыну, не в силах разнять рук, смириться с необходимостью прощаться. Пролетевшие пять лет жизни первенца виделись сейчас ещё более чудесным даром, чем до того. – Ты молодец, Вальтерхен, ты у меня очень храбрый, ты будешь таким же осторожным?
Пытаясь наглядеться перед разлукой, Зигхильда вглядывалась в сына с какой-то страстной, ненасытной нежностью.
Walter_KaltenbachДата: Пт., 17.07.2009, 02:33 | Сообщение # 29


Ученик. Класс "Аз"

Каучук, перо Гамаюна,5 вершков
Спасибо: 100
Подарки: 21
Надломанным хрусталём зазвенел мамин голос, и её слова об осторожности, и на мальчика снова навалился тот ужас, что он испытывал, когда учитель собирался его убивать, а мама с папой стояли и смотрели, даже не попробовав его спасти. Вальтерхен отчаянно завертел головой, украдкой вытирая всё-таки брызнувшие из глаз слёзы о мамину бархатную мантию, стараясь прижаться к ней ещё теснее. А если, когда он останется совсем один, его снова начнут убивать - и уже навсегда?!
- Вальтер, ты опоздаешь на урок,- где-то сверху слышался папин голос.- Ты же так хочешь учиться, Вальтер. Тебе понравится в школе, у тебя будет много друзей и хорошие профессора. Только слушайся герра Штейнерта, и всё будет хорошо. Он прекрасный наставник, он не даст тебя в обиду, он... немец.
Последние слова Фридрих Кальтенбах произнёс гордо, но тихо и на ушко сыну.
- Обычно мы не рекомендуем родителям иноязычных школьников приезжать, по крайней мере, до Рождества, герр и фрау Кальтенбах,- чётко, размеренно зазвучал голос наставника.- С момента выхода из актового зала Вальтеру запрещено говорить на другом языке, кроме русского в течение первого года учёбы, включая время визитов родителей. Приезд родителей, говорящих на ином языке, может спровоцировать мальчика на нарушение запрета. Впрочем, если вы считаете, что ваши визиты необходимы, мы будем рады видеть вас в это воскресенье.
Он положил руку на плечо Вальтерхена, как тогда, во время клятвы.
- Одевайся, Кальтенбах, пора идти.
- Одевайся, Вальтер,- эхом откликнулся папа, настойчиво отодвигая сына, и Вальтерхен, опустив мокрые, покрасневшие от слёз глаза в пол, послушно просунул голову в вырез рубашки.
Sieghild_KaltenbachДата: Сб., 18.07.2009, 09:34 | Сообщение # 30


Жена и мать
Спасибо: 10
Подарки: 3
- Ты очень быстро привыкнешь, Вальтерхен, - вторя мужу, Зигхильда прикладывала все усилия, чтобы её голос звучал бодро; она ласково гладила сына по затылку, пытаясь не расплакаться снова. – Ты у нас умница…
Даже слушая Штейнерта, она продолжает прижимать сына к себе так же отчаянно, как он прижимается к ней – ещё секундочку, ещё чуть-чуть! И лишь потом, повинуясь Фридриху, она быстро расправляет рубашку, ловко помогает малышу нырнуть в складки ткани.
- Хорошенько слушайся герра Штейнерта и учителей, сыночек! – настойчиво сказала она, подавая сыну поясок, и сжала руку мужа, ища поддержки и утешения.
Старая добрая Англия: Marauders FRPG » Дурмстранг » Актовый зал » Посвящение Вальтера Кальтенбаха (1 сентября 1965 года)
Страница 2 из 3«123»
Поиск:
  Сегодня, 19.01.2017, форум посетили
(учитываются только принятые игроки): [Полный список]



Кликни - позови новых игроков!

Palantir Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета TopOnline - Рейтинг ролевых игр
Друзья "Старой доброй Англии"

ЭНАССА



Именем Короля - ролевая игра FRPG Marauders: RAGTIME

Страничка баннеров

Сайт управляется системой uCoz