Форум    Участники     Активные темы     Регистрация     Войти




Артур и саксы
На рубеже IV и V вв. у переживавшей острый кризис Римской империи не оставалось больше средств и сил для того, чтобы защищать свою отдаленную провинцию Британию, в то время как и более близкие одна за одной ускользали из рук. Уже в 410г. римское владычество в Британии закончилось, и она оказалась отрезанной от Рима, хотя у бриттов еще сохранялись римские обычаи и сознание своей принадлежности к империи.

"Услышь стоны бриттов!.. Варвары толкают нас в море, а море — обратно к варварам: между этими двумя смертельными угрозами мы будем либо утоплены, либо убиты".

Этот вопль о помощи к римскому главнокомандующему в Галлии в 446 г. так и остался безответным. Римляне были слишком заняты, отбиваясь от своих врагов в других местах, чтобы беспокоиться о небольшом острове Британия, который был к этому времени совершенно отрезан от остальной Европы.

Впрочем, история вторжений непокоренных племен с севера Британии в римскую провинцию к этому времени уже исчислялась столетиями, а с середины III в. начались набеги с континента передовых отрядов германских племен, которых кельты называли всех без различия саксами. В конце III в. пришлось даже строить специальные укрепления на побережье Британии для защиты от саксонских пиратов. Однако варваров привлекала не только возможность захватить богатую добычу, но и сами земли империи. В начале V в., когда нашествия варваров буквально захлестнули империю и угрожали Риму, римское правительство вывело все свои войска из Британии, предоставив согражданам-колонистам, так же как и бриттам, самим решать свою судьбу. Конечно, римская цивилизация не рухнула в Британии в одночасье, но почти сразу же после того, как в 410 г. Рим отозвал из Британии свои легионы для защиты Италии против готов, Адрианов вал оказался прорван с севера и бритты были вынуждены защищаться самостоятельно.

Год за годом, десятилетие за десятилетием бритты сдерживали атаки скоттов и пиктов с севера и запада. Но вот над ними нависла новая угроза — эпидемия чумы. Тё, кому удалось выжить, были обречены на голод, так как урожай погиб. А банды отчаявшихся крестьян скитались по стране, промышляя грабежами и убийствами. Новые набеги пиктов застали бриттов ослабленными, озабоченными внутренними раздорами и не способными к общему сопротивлению. Жителям бывшей римской провинции стало не под силу бороться с пиктами, усилившимися в это время благодаря союзу со скоттами.

Основным источником, рассказывающим о переселении германских племен в Британию, является «Церковная история народа англов» англосаксонского монаха из монастыря Ярроу на северо-востоке Нортумбрии Беды Достопочтенного (673—735), который опирался на свидетельства не дошедших до нас более ранних источников. Как сообщается в этой книге, впервые саксы (одно из германских племен) под предводи-тельством братьев Хенгиста и Хорсы прибыли в Британию в 449 г. по приглашению правителя Британии Вортигерна. Сообщение о братьях носит характер легенды и вряд ли истори-чески достоверно в своих деталях. Но в основе своей монах опирается на более ранние свидетельства. Как нам уже известно, в 446 г. римское командование в Галлии отказало бриттам в военной поддержке против скоттов и пиктов. Одновременная борьба против пиктов, скоттов и саксов своими собственными силами была невозможна, и осажденные со всех сторон врагами бритты прибегли к роковой тактике римлян, погубившей и саму империю, — они попытались использовать одно варварское племя против другого. Вортигерн решил заключить союз с германцами и противопоставить своих новых союзников пиктам и скоттам, наступавшим с севера. «Получив от короля приглашение, — пишет Беда, — племя англов, или саксов, отправляется на трех кораблях в Британию и занимает для стоянки место в восточной части острова по приказу того же короля, как бы собираясь сражаться за эту страну, а на самом деле — для ее завоевания...»

Германцы высадились на берегах острова Танет, там, где живописные белые утесы возвышаются над заливом, имеющим форму полумесяца, и обосновались у старинного берегового укрепления, валы которого могли служить им надежной защитой. Распри между недавними союзниками, вероятно, начались сразу же, как только закончилось дело, ради которого наемники были приглашены, и пикты после одного большого сражения были рассеяны. Численность же германцев быстро возрастала по мере того, как между их соплеменниками распространялись известия об их жизни в Британии и о ее народе, воинственный дух которого сильно ослаб под римским правлением. Прежде чем бритты успели сосредоточить свои силы для сопротивления, германцы перешли пролив Мэдуэй и захватили дорогу, ведущую к Лондону. В сражении у Эйдсфорда, по преданию, пал Хорса, а курган под названием Хорстед в последующие времена считался памятником над его могилой.

Эта битва стала прологом к завоеванию Британии. Почти сразу же после нее на остров стали вторгаться и расселяться германские племена англов, саксов, ютов и фризов, жившие ранее между реками Эльбой и Рейном (саксы), на Ютландском полуострове (англы и юты) и во Фрисландии (область расселения фризов). Жажда добычи влекла все новые воинственные отряды с германского берега. Большие группы варваров ринулись через Северное море на своих судах. Мы можем проследить их путь после прибытия в Британию, потому что они сжигали и кремировали своих мертвых, а не хоронили их, как христиане-бритты. Пепел саксонских кремаций лежит вдоль берегов больших рек, таких как Темза, и вдоль римских дорог, соединявших долины этих рек.

О других англосаксонских завоевателях известно еще меньше, чем о «первопроходцах» Хенгисте и Хорсе. Они остались в истории безымянными: до нас не дошли имена вождей аиглов и саксов, высадившихся в разных областях Британии и захвативших все восточное побережье. Римляне и бритты, отступавшие на запад, естественно, видели в продвижении англосаксов гибель и разорение своей страны. Но англосаксонское завоевание было протяжениым во времени. То, на что римлянам четырьмя веками ранее понадобилось всего семь лет, заняло у англосаксов почти полтора века. Их продвижение по Британии вовсе не было похоже на спланированное и хорошо организованное вторжение римлян, которое осуществлялось под руководством единого командования. К тому же, несмотря на то что германцы все прибывали и прибывали в Британию, бритты упорно сопротивлялись.

Возглавляли борьбу два военных вождя с римскими именами: выходец из аристократической римской семьи Амброзий Аврелиан и Арториус — «король» Артур. Эти герои, о которых мало что известно помимо сложенных народом и позднее пересказанных поэтами легенд, одержали целый ряд побед, высшей точкой которых был разгром саксов на горе Мадон около 516 г. Об Артуре и его сражениях известно очень мало, но безусловно он был талантливым военачальником. Он победоносно сражался в двенадцати великих битвах, защищая Британию от посягательств саксов. Краткое перечисление этих двенадцати битв содержится в труде валлийского монаха Ненния «История бриттов», написанном в начале IX в. На горе Мадон враг был разбит и отброшен. Восторженный Ненний

уверяет, что в этом сражении «от руки Артура пало в один день 960 вражеских воинов, и поразил их не кто иной, как единолично Артур».

Сказания об Артуре сохранились в Уэльсе, и сотни лет спустя были записаны. Замечательный писатель XII в. Галъфрид Монмутский, который в качестве своего источника называет «древнюю книгу на языке бриттов, в которой без пробелов и по порядку в прекрасном изложении рассказывалось о правлении всех британских правителей», опираясь на кельтские предания и исторические свидетельства анналов и хроник, создал поэтический рассказ о битве при горе Мадон:

«Артур, облаченный в достойную столь могущественного короля кольчугу, надевает на голову золотой шлем с изваянным на нем драконом, на плечи вешает щит, именуемый Придвеном, с изображенным на нем ликом Богоматери Девы Марии, который постоянно его призывал ни на мгновение не забывать о ней. Еще он препоясывает себя Калибурном, отличным мечом, изготовленным на острове Авалон, и берет в десницу свою копье, которое называлось Рон, — копье это было длинным и широким, удобным в схватках».

Затем, распределив свои силы, он отважно напал на саксов, расставленных, по их обыкновению, клиньями. Те весь день мужественно сопротивлялись, в свою очередь кидаясь на бриттов. Наконец, когда солнце стало склоняться к закату, они занимают гору, рассчитывая на нее, как на крепость. Понадеявшись на свою многочисленность, они поверили, что им достаточно горы самой по себе. Но после того как солнце принесло с собой новый день, Артур во главе своего войска поднялся на вершину занятой врагами горы, потеряв во время подъема многих своих. Ибо саксы, сбегая сверху, с большей легкостыо наносили раны, ведь на спуске их бег был стремительней, чем у бриттов, взбиравшихся наверх. Однако бритты, с величайшим трудом завладев вершиной, немедленно начинают рубиться с врагами. Те грудью встречают удары и бьются изо всех сил, чтобы выстоять. По миновании значительной части дня Артур, раздосадованный, что его воины, достигнув стольких успехов, все еще не одержали победы, обнажает свой меч Калибурн и, воззвав к Деве Марии, врывается в густые ряды врагов. Кого бы он ни настиг, того, призывая Бога на помощь, он с одного удара поражал насмерть. И он не успокоился до тех пор, пока единолично не уничтожил мечом Калибурном четыреста семьдесят неприятельских воинов. Будучи свидетелями деяний своего короля, бритты сомкнутыми рядами кидаются следом за ним, повсюду опрокидывая врагов».

Военные успехи сопутствовали Артуру в течение двадцати лет, и доподлинно неизвестно, как и почему они прекратились. Вероятно, исторический Арториус был убит ударом саксонского меча или копья, или, возможно, он постарел и устал от сражений. Но у легендарного короля Артура своя судьба. В рассказанной Гальфридом истории говорится о том, что Артур сражался с Мордредом, бриттом, который предал его. Мордред поджидал Артура у реки Камлан с большой армией из шестидесяти тысяч воинов, главным образом саксов.

«На редкость смелый и неизменно рвущийся напасть первым, Мордред сразу распределил своих по отрядам, решив победить или пасть, но впредь никоим образом не искать спасения в бегстве... Итак, распределив воинов по отрядам, он воодушевляет их обещанием раздать владения своих недругов тем, кто будет отважно сражаться, пока он не одержит победы. Артур тоже поставил своих лицом к неприятелю... Он обращается к воинам с увещанием беспощадно истреблять клятвопреступников и разбойников, каковые, призванные из заморских земель предателем и негодяем и доставленные на остров, жаждут их сокрушить и покрыть позором... И вот после того как такие и подобные им призывы прозвучали в обоих станах, ряды противников внезапно приходят в движение, и, рванувшись вперед, они сходятся в битве и начинают осыпать друг друга ударами. С той и другой стороны гибнет такое множество воинов, раздается столько стенаний раненых и умирающих, такие яростные вопли несущихся на врага, что описывать все это горестно и нелегко. Ведь повсюду наносили и получали раны, повсюду убивали или валились убитыми. По истечении большей части дня, прошедшей в ожесточенных схватках, Артур во главе отряда, в котором насчитывалось шестьсот шестьдесят шесть человек, кинулся на отряд, где, как он знал, находился Мордред, и, проложив мечами дорогу сквозь толпу врагов, нашел его и предал жестокой смерти. Пал и этот гнусный предатель, и вместе с ним пали многие тысячи, но после его гибели остальные все же не разбежались, а, собравшись со всего поля битвы, пытаются в меру своего мужества сопротивляться. И вот между ними завязывается жесточайшая сеча, в которой полегли почти все военачальники обеих сторон вместе со своими отрядами... Но смертельную рану получил и сам прославленный король Артур...» Он был переправлен на остров Авалон, где и умер в 542 г.

Согласно кельтской мифологии, на остров Авалон, который был связан с потусторонним миром, герой мог попасть не только после смерти, но и при жизни, чтобы там отдохнуть и восстановить свои силы. Но Гальфрид настаивает на смерти Артура. Интересно, что в 1191 г. в монастыре Гластонбери монахи нашли захоронение, которое приняли за могилу Артура и его жены Гвиневеры, так как там был найден крест с надписью, упоминавшей его имя. Позднее это место стали выдавать за тот Авалон, который был известен из кельтских преданий и из «Истории» Гальфрида.

Победы Артура дали бриттам столь необходимую им передышку, ибо более чем на полвека приостановили вторжения, ограничив расселение германцев восточной частью острова. Но после гибели Артура в стране начались нескончаемые междоусобицы, удача окончательно отвернулась от бриттов, и к середине VI в. саксы и англы, сначала на юге, а потом и на севере, возобновили свое продвижение. Германцы стремились поселиться в местах с наиболее плодородными почвами, сгоняя бриттов с освоенных ими земель и вытесняя на запад и север. Археологи нашли немало заброшенных, разоренных, преданных огню кельтских поселений, свидетельствующих о разгоревшейся здесь борьбе.

В самой Британии быстро исчезают следы христианства, теряются культурные навыки, римские театры и другие крупные сооружения превращаются в руины, римские города окончательно приходят в упадок — цивилизация отступает. Примерно к началу VI в. относится массовое переселение уцелевших бриттов на континент, в область, которая от них и получила впоследствии название Бретань. С этого времени римская традиция в самой Британии была практически утрачена.

Бриттский монах и писатель Гильда, повествуя о борьбе бриттов против германцев, не упоминает имени Артура, хотя сообщает о битве на горе Мадон, последнем из двенадцати сражений, в которых Артур сломил силу саксов. В его рассказе фигурирует загадочный Урсус (по-латыни — «медведь»), в котором некоторые ученые видят зашифрованное имя Артура, которое также переводится как «медведь» с языка древних кельтов. В своем сочинении «О разорении и завоевании Британии» (около 550 г.) Гильда сообщает о разграбленных и разрушенных городах, опустошенных деревнях, заброшенных полях, на которых не было ни колоска. Он пишет о том, как бритты бегут в горы и леса, как их ловят, обращают в рабство либо убивают. Некоторые, спасаясь, бегут за море на континент или в Ирландию. Столетие спустя после начала массовых вторжений германцев бритты все еще называли их не иначе как «варварами», «волками», «собаками», «племенем, ненавистным Богу и людям». Их победы казались бриттам победами злых духов, карой за грехи. Бритты твердо верили в исполнение предсказания о том, что в следующем веке власть пришельцев будет низвергнута.

Но этого не случилось, хотя прошло еще полстолетия прежде чем бритты были окончательно покорены. Англы, саксы и юты постепенно завоевали Британию в результате целого ряда отдельных экспедиций, не связанных друг с другом и не зависимых одна от другой, но в равной мере отличавшихся жестокостью и беспощадностью борьбы с кельтским населением. Об упорстве борьбы можно судить по тому, что для покорения только южной части страны потребовалось шестьдесят лет, а в целом англосаксонское завоевание Британии закончилось только в начале VII в.

Юты, англы и саксы расселились почти по всей стране. Независимыми оставались только горные области на западе Британии (Уэльс и Корнуол) и на севере (Шотландия), где продолжали существовать племенные объединения, превратившиеся впоследствии в самостоятельные кельтские княжества и королевства. Юты заняли Кент, англы и фризы — северную, а саксы — южную и среднюю часть страны. Примерно к концу VI — началу VII в, на занятой германцами территории образовалось несколько англосаксонских королевств. Это были Кент на крайнем юго-востоке, основанный ютами, Уэссекс, Сассекс и Эссекс — в южной и юго-восточной части острова, основанные саксами; Восточная Англия — на востоке, населенная англами и фризами, Нортумбрия — на севере и Мерсия — в центре страны, основанные главным образом англами. Постепенно Британия — страна бриттов — превратилась в землю англов, Англию.

Судьба была безжалостна к бриттам. За победами в сражениях неизбежно следовали кровавые расправы с оставшимся беззащитным населением, а особенно беспощадные — с духовенством. Бриттов убивали на месте или захватывали в плен и превращали в рабов, и мужчин, и женщин, и детей, и бедных, и богатых. Те, кому посчастливилось спастись, укрывались в горах и лесах, где многие из них также погибли от недостатка пропитания. Кельтский язык в завоеванных областях был довольно скоро забыт. В течение жизни нескольких поколений бритты усвоили язык и культуру новых завоевателей, а вместе с родным языком они утратили свою историческую память.

Но часть бриттов была отброшена в Уэльс и Корнуол и вновь погрузилась в родную кельтскую культурную среду. Там бритты сохранили свой язык и обычаи, свои предания о былых победах и поражениях. В их легендах Артур превратился в короля с прекрасной королевой Гвиневерой и благородными рыцарями, такими как Ланселот и Гэвейн. Именно к этим легендам и к «Истории» Гальфрида Монмутского восходят средневековые романы о дворе короля Артура и рыцарях Круглого стола, которые сделали образ Артура одним из самых известных и популярных в мировой литературе.

Конечно, главный герой «Истории» Гальфрида, первый король объединенной Британии Артур — личность легендарная, но несомненно, что военный предводитель с римским именем Арториус существовал на самом деле. Так или иначе, именно с образом Артура побежденные бритты связывали мечты о возрождении своей независимости и ждали, что настанет день и он придет к ним из потустороннего мира. В самые драматические периоды своей истории они вновь и вновь с надеждой обращались к легендам, в которых говорилось о том, что Артур только отдыхает на Авалоне и скоро вернется помочь им освободиться от захватчиков.

| Теги: Артур, Шотландия, Корнуолл, история магии, история Англии, саксы, Уэльс, кельты, Бретань, неканон
Просмотров: 932
  Сегодня, 23.08.2017, форум посетили
(учитываются только принятые игроки):
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0



Кликни - позови новых игроков!

Palantir Лучшие AD&D и RPG ресурсы Рунета TopOnline - Рейтинг ролевых игр
Друзья "Старой доброй Англии"

ЭНАССА



Именем Короля - ролевая игра FRPG Marauders: RAGTIME

Страничка баннеров

Сайт управляется системой uCoz